Субсидиарная ответственность
Самые важные разъяснения Верховного суда об ответственности директоров, акционеров и скрытых бенефициаров по долгам компаний
В 2017 году законодатель фактически объявил охоту на недобросовестных бизнесменов. В конце года Верховный суд разъяснил правила применения норм о субсидиарной ответственности. Когда можно привлекать контролирующих лиц к ответственности, что влияет на ее размер и что делать, если управленцев несколько — читайте в обзоре
Если проанализировать законодательные изменения за последние несколько лет в сфере банкротства, разъяснения ФНС о взыскании налогов, а также судебную практику, можно проследить четкую тенденцию: происходит повсеместное срывание корпоративной вуали и привлечение к ответственности директоров и собственников бизнеса по долгам компаний. Поэтому в первом же пункте постановления «О некоторых вопросах, связанных с привлечением контролирующих должника лиц к ответственности при банкротстве» от 21 декабря 2017 года № 53 Верховный суд РФ задал общее правило: привлечение контролирующих должника лиц к субсидиарной ответственности — исключительный механизм восстановления нарушенных прав кредиторов. Суды должны учитывать самостоятельную ответственность юридического лица по своим долгам, а также наличие у директоров и владельцев компаний свободы при принятии деловых решений. Поэтому привлечение контролирующих лиц к субсидиарной ответственности возможно только, если был причинен вред независимым участникам оборота (кредиторам) в результате недобросовестного использования юридического лица.
Привлечение контролирующих должника лиц к субсидиарной ответственности — исключительный механизм
Контролирующие лица
Решая вопрос о признании лица контролирующим, судьи не должны ограничиваться формальными признаками. Ранее было достаточно установить наличие должностных полномочий, родственных связей или корпоративной аффилированности. Иногда признаком контроля была выданная доверенность. Теперь же необходимо установить, что лицо имело фактическую возможность давать обязательные для исполнения указания или иным образом определять действия компании, а также степень вовлеченности ответчика в процесс управления компанией. Для этого надо проверить, насколько значительным было его влияние на принятие существенных бизнес-решений.
Номинальные лица
Лицо, которое формально входит в исполнительный орган компании, но в действительности ею не руководит, называется номинальным директором. На практике номинал либо выполняет указания истинного руководителя, либо выдает доверенность лицу, которое и управляет компанией.

Номинальный статус не означает, что у лица отсутствует возможность оказывать влияние на компанию, и не освобождает лицо от ответственности за выбор представителей и управление компанией. Если квази-директор докажет, что действовал по указанию фактического директора, то к ответственности привлекут обоих солидарно.

Суд может снизить размер ответственности номинала, если раскрытая им конфиденциальная информация позволит установить фактического руководителя и выявить имущество для расчета с кредиторами.

Аналогичные правила применяются к номинальным участникам ООО и акционерам.
Ответственность нескольких лиц
По общему правилу ответственность между несколькими лицами распределяется солидарно, то есть все отвечают вместе. Однако теперь Верховный суд допускает и долевую ответственность: когда несколько лиц действовали независимо и действий каждого из них было недостаточно для наступления банкротства, но в совокупности их действия привели к такому банкротству.


Размер ответственности будет рассчитываться исходя из совокупного размера субсидиарной ответственности, из которой определяется доля, пропорциональная размеру причиненного вреда. Если размер вреда определить невозможно, размер долей определяется пропорционально периодам фактического контроля над компанией-должником.
Ответственность за непризнание
компании банкротом
Верховный суд отказался от формального подхода при определении признаков несостоятельности компании. Согласно концепции объективного банкротства, обязанность обратиться в суд с заявлением о признании компании банкротом возникает в момент, когда добросовестный и разумный руководитель, находящийся в сходных обстоятельствах, в рамках стандартной управленческой практики, учитывая масштаб деятельности должника, должен был объективно определить наличие обстоятельств, свидетельствующих о банкротстве компании.

Размер ответственности директора за непризнание компании банкротом равен совокупному размеру долгов, которые возникли в период со дня истечения месячного срока для подачи заявления и до дня возбуждения дела о банкротстве. В размер ответственности не включаются обязательства перед кредиторами, которые знали или должны были знать о том, что у руководителя уже возникла обязанность признать компанию банкротом. Исключение — недобровольные кредиторы, которые объективно вынуждены были вступить в отношения с должником. Например, налоговики или кредиторы по обязательствам из причинения вреда.

Единственное основание для освобождения от субсидиарной ответственности по обязательствам, возникшим после появления признаков объективного банкротства, — публичное сообщение руководителем неограниченному кругу лиц о неисполнении им обязанности обратиться в суд для признания компании банкротом.
Если руководитель докажет, что несмотря на временные финансовые затруднения, он добросовестно рассчитывал их преодолеть в разумный срок, приложил необходимые усилия для достижения результата, выполняя экономически обоснованный план, тогда суд может освободить его от субсидиарной ответственности на тот период, пока выполнение плана было разумным с точки зрения обычного руководителя в сходных обстоятельствах.
Обязанность участника корпорации признать компанию банкротом
Если директор не обратится в суд с заявлением о признании компании банкротом, этим вопросом должен заняться участник корпорации, имеющий право созывать общее собрание. В противном суд может привлечь и его к субсидиарной ответственности, если он:
  • признан контролирующим лицом,
  • не мог не знать о том, что руководитель нарушил обязанность обратиться в суд,
  • не созвал общее собрание по вопросу признания компании банкротом.



Размер ответственности участника корпорации — долги, возникшие после истечения совокупности предельных сроков для созыва, подготовки и проведения собрания, а также разумный срок на подготовку и подачу заявления.

Срок начинается через 10 дней со дня, когда участник корпорации узнал или должен был узнать о неисполнении руководителем обязанности обратиться в суд.
Ответственность за сокрытие или
искажение документов компании
Чтобы привлечь к ответственности за отсутствие или искажение документации должника, заявитель должен представить суду объяснения как это повлияло на процедуру банкротства. Ответчик может в свою защиту доказывать, что недостатки документации не привели к существенному затруднению процедур банкротства, либо отсутствие вины в непередаче, ненадлежащем хранении документации.

Если предыдущий директор не передал вновь назначенному документы, это не освободит нового от ответственности, так как после вступления в должность, действуя добросовестно и разумно, он обязан совершить действия по истребованию документации либо по восстановлению документации иным образом: направить запросы о получении дубликатов документов в компетентные органы, а также взаимодействовать с контрагентами для восстановления первичной документации. В противном случае отвечать будут оба руководителя солидарно.
Ответственность за невозможность полного погашения требований кредиторов
Суд разъяснил, что необходимо оценивать существенность влияния поведения контролирующего лица на положение компании-должника, а также проверять наличие причинно-следственной связи между действиями (бездействием) и фактически наступившим объективным банкротством.

Неправомерные действия (бездействие) контролирующего лица могут выражаться:
  • в принятии ключевых деловых решений с нарушением принципов добросовестности и разумности, в том числе путем согласования, заключения или одобрения сделок на заведомо невыгодных условиях или с фирмой-однодневкой,
  • выдаче указаний по поводу совершения явно убыточных операций,
  • назначении на руководящие должности непрофессиональных лиц,
  • создании и поддержании системы управления, которая нацелена на систематическое извлечение выгоды третьим лицом во вред компании-должнику и его кредиторам и т. д.

Суд должен проверить всю совокупность бизнес-решений, которые контролировались ответчиком, и определить, как они повлияли на возникновение кризисной ситуации, ее развитие и переход в стадию объективного банкротства. Если после возникновения объективного банкротства контролирующее лицо совершило действия по увеличению долговой нагрузки или уменьшению активов, то оно будет привлечено к субсидиарной ответственности в полном объеме, поскольку презюмируется, что из-за его поведения окончательно утрачена возможность реабилитационных мероприятий, восстановить платежеспособность и погасить все долги невозможно. Если действия несущественно ухудшили финансовое положение должника, то с контролирующего лица могут взыскать только убытки.
Полный текст статьи опубликован в журнале «Корпоративный юрист» № 2/2018